Какие наши роды!

“МК” узнал происхождение известных фамилий

 

ГАЗЕТА "МОСКОВСКИЙ КОМСОМОЛЕЦ" РАССКАЗАЛА О РАБОТЕ НАШЕГО ЦЕНТРА.

В номере "МК" за 31.03.2009 опубликовано интервью, которое гендиректор ИИЦ "История Фамилии" Владимир МАКСИМОВ

и научный руководитель Центра профессор Михаил ГОРБАНЕВСКИЙ дали спецкору этой самой тиражной газеты страны Екатерине ПИЧУГИНОЙ.

 

 

Однажды некто Бляблин пришел в научно-исследовательский центр, занимающийся историей фамилий, с бедой. Сын надумал жениться, а невестка отказывается менять фамилию! “Жена моя 25 лет мою фамилию терпела, а невестка взбрыкнула! Сын гордый, свадьба может расстроиться”, — жаловался он. Исследования показали: слово “блябля” в старину означало оплеуху. И Бляблиным мог стать только гордый, решительный человек, отвешивающий оплеухи налево и направо. В общем, невестка фамилию взяла. Сегодня услуги из области “узнай историю своего рода” стали особенно популярными. Посетив одну из таких организаций, обозреватель “МК” узнал:

— кто такие  жирносеки;

— откуда взялись Гиляровские, Кретинины, Выскребенцевы;

— что означают фамилии Лужков и Путин и многое другое.

 

Вы чьих будете?

История фамилий — малоизученная область науки. В России никто даже не знает их точного количества: по прикидкам, их от 300 тысяч до миллиона. Иногда истории фамилий увлекают энтузиастов настолько, что им отдаются годы жизни. Так, центр, в который мы пришли возглавляет Владимир Максимов — технарь по образованию, эрудит, который когда-то имел книготорговый бизнес, а потом так увлекся ономастикой (от греческого “онома” — имя), а особенно ее разделом антропонимикой (“антропос” — человек), что все бросил и теперь пишет кандидатскую на эту тему. Бывает, загадка той или иной фамилии остается неразрешимой. Так случилось с фамилией Нацвин. “Если кто-нибудь из ваших читателей сможет что-нибудь нам подсказать, мы будем очень рады”, — говорят лингвисты-ономасты.

Фамилии связаны с языком, культурой, образом мыслей наших предков. Немало их образовано от слов, давно ушедших из языка. К примеру, фамилия Жирносеков вряд ли вызовет положительные ассоциации. А рассказывает всего лишь об утраченной профессии: жирносеки (так первоначально произносилось это профессиональное прозвище) занимались насечкой жерновов. Или взять фамилию Дубасов — к глаголу “дубасить” она отношения не имеет, а образована от слова “дубас”, означающего старинный сарафан особого покроя.

 

— Бывают ли типично московские фамилии?

— Между типично московскими и типично русскими фамилиями можно ставить знак равенства: Иванов, Петров, Сидоров, — рассказывает Максимов. — Но если мы отъедем от Москвы на несколько сотен километров, поймем, чем московские фамилии отличаются, допустим, от архангельских или вологодских. Например, предки Никиты Белых — из Сибири. У северных фамилий есть специфика: некоторые из них были образованы от множественного числа родительного падежа — “Вы чьих будете?” — Долгих, Белых. В Москве это будет Долгов, Белов. В Вологде и Архангельске много фамилий и с суффиксом “-ский” — Вологодский, Шухободский, и чаще всего они образованы от названий населенных пунктов.

 

По морю аки по суху ходящинский

Поначалу ничего больше отчеств у россиян не было. “Какая фамилия была у Иоанна Грозного?” — любят спрашивать исследователи. Казалось бы — “Рюриковичи мы”. Но, оказывается, Рюриковичи — не фамилия, а т.н., дедичество (отчество по деду). А дедичества из поколения в поколение не передавались. Грозный — тоже не фамилия (царь не получил ее по наследству). В те времена в России в фамилиях нужды не было. Простому люду хватало имени и прозвища, людям  покруче — имен, отчеств и дедичеств.

Первые фамилии на Руси появились в XIV—XV веках у князей, и связано это с системой феодального землевладения. Фамилии, обозначенные в духовных грамотах (завещаниях) князей, подтверждали право их потомков на удел.

Появились князья Тверские, Шуйские, Звенигородские, Мещерские… Через пару веков “офамилились” и помещики. Их фамилии образовывались от имени отца, прозвищ, места службы, рода деятельности предка (Москвитин, Костромитин, Калашников, Дегтярев и пр.). К XVI—XVII векам фамилии появились и у посадских ремесленников. В основном они были связаны с родом деятельности: Ирошников (от слова ирха — замша), Кожемякин. Что касается духовенства, то оно на фамилии поначалу взирало свысока. Но в XVIII—XIX веках фамилии у духовенства стали появляться в обязательном порядке. Сегодня ученые называют эти фамилии “семинарскими”. Их много. От простых (Андреев, Попов) до вычурных (Покровский, Бриллиантов, Духосошественский). Народ даже шутил: “По морю аки по суху ходящинский”, “Через забор на девок глядящинский”…

— Когда к нам пришел человек по фамилии Виноградов, мы его сразу спросили: не было ли у вас в роду священников? “А откуда вы знаете?” — удивился он. А очень просто. Виноград — христианский символ, а семинарские фамилии довольно часто появлялись из библейской символики. Поэтому у полномочного представителя мэра в Мосгордуме Виноградова наверняка кто-то из предков священник, — рассказывает научный руководитель центра, вице-президент Общества любителей российской словесности,  профессор-лингвист Михаил Горбаневский.

Фамилии в семинариях давали и по названиям церквей (Троицкий, Воздвиженский), и по личностным качествам учеников. Например, Суперанский (лат. “превосходящий”), Куперовский (лат. “купере” — “желать”), Бенефактов (лат. “бенефакт” — “доброе дело”). Иногда фамилии использовали как наказание: известен случай, когда нерадивого ученика переименовали из Ландышева в Крапивина. Фамилии изменяли и по другим причинам. Могли “перефамилить” Троицкого в Тринитатова (“тринити” — троица), Веселовского в Гиляровского (“хилари” — веселье). Иногда семинаристам давали географические фамилии, даже не имеющие ничего общего с их происхождением (Пиренейский, Гибралтарский, Грузинов, Камчатов, Иерусалимский).

 

Почему в России так много Ивановых

У подавляющего большинства россиян (крестьян) фамилий не было до XIX века. Крепостным они были ни к чему. Когда крестьянам дали волю, встал вопрос о том, чтобы офамилить и их. В конце XIX века вышел указ о запрете быть бесфамильными. Для чиновничьего аппарата это был самый актуальный “нацпроект”. И чтобы не особо мучиться, ленивые чиновники действовали по принципу: “чей крестьянин — того и фамилия”. Так появились целые деревни Гагариных, Воронцовых, потомки которых — далеко не княжеского роду. Во многих случаях фамилию придумывали по имени отца. Вот и основная причина, почему в России так много Ивановых — а не Ивашкиных, не Иванюкиных и пр. Ведь имя Иван в Святцах встречается более 100 раз. В одной только Москве Ивановых сегодня — более 90 тысяч человек! Всего же от имени Иван образовано более ста разных фамилий. На втором месте по частоте употребления в столице — фамилия Кузнецов. Параллельные ей по мотивации: Ковалев, Ковальский, Ковач (коваль — кузнец).

Но вернёмся к истории. Когда началась Русско-японская война, огромное количество крестьян пошло в армию, где фамилии им присваивали обычные сержанты. Не отличаясь фантазией, они называли крестьян Штыковыми, Карауловыми, Ундеровыми. Известен случай, когда в одном из полков стали изменять солдатские фамилии, известные и у дворян. В итоге развелось столько Ивановых и Васильевых, что солдаты перестали поддаваться учету! Пришлось “перефамиливать” их заново.

 

Обидное — необидное

Некоторые фамилии, несмотря на благозвучность, означают обидные вещи. Так, фамилия Верещагин происходит от древнерусского “верещати”, т.е. болтать. В фамилии Фирулев кроется слово “фируль”, в разных диалектах обозначающее простофиль, ротозеев, хитрецов или упрямцев. Фамилия Шаронов образована от слова “шарон”, означающего в саратовских и нижегородских говорах плутов, в других диалектах — слабосильных, болезненных людей. Фамилия Пугачева происходит от слова “пугач” — так на Руси звали крикливых филинов. Зыка, от которого образована фамилия Зыкина, означало “кликун”.

Но бывает и наоборот. Так, при упоминании фамилии Кретинин возникают нехорошие ассоциации. Но, оказывается, в ее основе — слово крот (в южных говорах — крет), с которым ассоциировался рачительный хозяин. Не имеет ничего общего с медицинскими ассоциациями фамилия Выскребенцев — выскребенцами на Руси звали последнего рожденного ребенка или пирожок, испеченный из остаточков. А вот починками звали первенцев.

— В фамилии Черномырдин, например, нет ничего ужасного. У донских казаков слово “мырда” не носило уничижительного характера, а означало “лицо”. Фамилия Черномырдин (смуглолицый, загорелый) воспринималась совершенно естественно, — говорит Максимов.

 

— Откуда пошла фамилия нового патриарха — Гундяев?

— Прозвища редко подмечали достоинства человека — обычно недостатки, — отвечают ученые. — Может быть, имя Гундяй дали кому-то в детстве, если малыш говорил в нос, гнусавил. В разных диалектах слово “гундеть” имеет разные значения, но в первую очередь гундяями называли гнусавых людей.

— Человек не должен примерять фамилию на себя. Некоторые не очень ответственные исследователи истории фамилий пытаются польстить людям, греша против истины. Но мы подходим к любому вопросу серьезно, изучаем книги, древние словари. И давно договорились: никаких сказок сочинять не будем, — рассказывает Горбаневский.

Недавно в центр обращалась женщина, желающая поменять фамилию сына — Горб. Но отец ей отказал. А вот молдавский предприниматель по фамилии Попа поступил разумно, разрешив ребенку поменять фамилию. Хотя ничего ужасного, если знать суть вопроса, в ней нет. Напротив, она даже почетная. Ибо в молдавском “попэ” означает “поп”, и фамилия Попа означает то же самое, что в русском языке Попов.

 

Что в имени тебе моём?

Многие русские фамилии появились от имен-оберегов. Одно из них — Медведь (хозяин леса, царь зверей), откуда и пошла известная всем россиянам фамилия. У нее есть масса аналогов, основанных от слов “урсук”, “осо”, “маска”, “бер” (все это — “медведь” в разных языках и диалектах). Такое имя должно было отпугнуть нечисть, которая с медведем связываться не станет. Известны случаи, когда в Медведевых переименовывались и евреи с фамилией Берман. В свое время они жили на Руси за чертой оседлости, а когда ее отменили, на всякий случай переводили фамилии на русский лад.

Среди русских много фамилий с неславянскими основами. Например, Лермонтов — шотландская. Многие фамилии вышли из Золотой Орды (Аксаковы, Бердяевы, Тютчевы). С фамилией Твердохлебов патриарх отечественной ономастики Никонов бился около 10 лет. Лишь от одного архангельского краеведа он узнал, что твердохлебами на Руси звали людей, которые могут пить не пьянея. Очень многое становится ясно, когда узнаешь область проживания предков…

 

— А что значат известные фамилии — Лужков, Путин?

— Мы и Юрию Михайловичу делали диплом об истории его фамилии, и Владимиру Путину по заказу его администрации. У мэра старинная фамилия, появление которой относится к XVII—XIX векам. И ее история связана с двумя явлениями в истории русской культуры. Во-первых, в старину в форме Лушко употреблялись четыре канонических крестильных имени: Лука, Лукий, Лукиллиан и Лукиан. В основе всех — латинское слово “свет”. Позднее, когда основа была забыта, образованное от них семейное прозвание записывалось и как Лужков (также и фамилия Дорожкин восходит не к слову “дорожка”, а к имени Дорошка — Дорофей). Но некоторые представители фамилии получили ее при других обстоятельствах. В духовных семинариях их давали бесфамильным ученикам по названиям местности, откуда те прибыли. Например, Лужковыми звали тех, кто приехал из сел и городов Луга, Лужки.

А вот Путин происходит от древнерусских имен Путислав (“путь” и “слава”), Путимир (“путь” и “мир”), Путивой (“путь” и “воин”), Путисил (“путь” и “сила”). Все они в обиходе могли произноситься как Путя,  Путило, Путила,  Путята, Путяй, Путей, Путьша и др. Слово “путь” в древнерусском языке помимо современного значения “дорога” имело еще и несколько других, ныне забытых значений: “польза, доход”, “порядок, правило” и др. (отсюда и возникло современное слово “путный”).

Так что историей своих фамилий надо интересоваться, говорят исследователи.

 

Екатерина ПИЧУГИНА,

"Московский комсомолец", 31.03.2009.

http://www.mk.ru/blogs/idmk/2009/03/31/mk-daily/402168/


Главная