Из истории еврейских антропонимов

 

Существует несколько исторически сложившихся групп еврейского народа, имеющих свои культур­ные и языко­вые отличия.

Это евро­пейские ев­реи (ашкеназы; в их среде традиционно выделяют не­сколько групп, харак­теризующих­ся различиями в том числе и в именнике), ещё в первой половине XX века для большинства ашкеназов родным языком был идиш, возникший на базе средневе­ковых германских диалектов; средне­азиатские (бухарские) евреи, пользую­щиеся таджикским языком, и горские евреи (таты) Дагестана, говорящие на татском языке; грузинские евреи, род­ным языком которых с давних пор явля­ется грузинский; ассирийские (арамей­ские) евреи, говорящие на новоассирий­ском языке; сефарды (выходцы из Ис­пании) и др. (см. статью Р.А. Агеевой «Ев­реи» в №14 газеты «Міръ имёнъ и названій»).

За XIX и главным образом XX веком воз­никли крупные еврейские диаспоры в странах Нового Света (наиболее значи­тельная в США), в 1948 году было созда­но национальное еврейское государство Израиль, государственным языком ко­торого стал возрождённый язык иврит, традиционно называемый древнееврей­ским (с начала н.э. был мёртвым язы­ком).

Современный еврейский именник со­стоит из двух основных пластов. В древ­ний период еврейской истории главным языком евреев, языком культуры и об­разования, был иврит, родственный фи­никийскому или более поздним арамей­скому и классическому арабскому. Уже со времён завоевания Палестины асси­рийцами, вавилонянами, Римской импе­рией, началось вынужденное расселе­ние евреев по многим странам, в кото­рых представители диаспоры поселя­лись чаще всего компактно, благодаря чему сохранили конфессиональную и отчасти культурную самобытность. При этом происходили весьма активные процессы усвоения языка, обычаев, в том числе и части именника окружаю­щих народов. Именно по этой причине помимо имён древнееврейского проис­хождения (или заимствованных в этот период) именник еврейского народа включал и имёна, восходящие к языкам стран диаспоры.

1. Древнееврейский именник скла­дывался на протяжении нескольких ты­сячелетий.

Специально узаконенных правил вы­бора имени в еврейской традиции никог­да не существовало. Тем не менее, вплоть до XX века основой именника (в особенности мужского) всех групп еврей­ского народа оставались древнееврей­ские имена библейского происхождения.

Важную роль в этом сыграло то, что на протяжении всей истории еврейского народа Библия являлась главной книгой в его культурной жизни. Она была храни­лищем преданий и мифов, источником получения исторических, юридических, философских и иных знаний и своеоб­разным справочником национальных имён.

Этому способствовал и известный у евреев с IV века до н. э. обычай называть новорождённого в честь одного из умер­ших предков. При этом возникла и тра­диция, запрещающая называть детей именами здравствующих старших род­ственников. И сегодня в России, где тра­диция предписывает употребление от­честв, крайне редки сочетания Соломон Соломонович, Моисей Моисеевич и т.п. Но, пожалуй, главной причиной сохра­нения древнееврейского именника была многовековая изоляция еврейского на­селения в странах рассеяния, вызван­ная многими историческими причинами.

Впрочем, каких-либо запретов, пред­писывающих не перенимать имена дру­гих народов, в еврейской традиции не су­ществовало. Поэтому уже в древнейшую эпоху ев­рейский именник, активно по­полнялся заимство­ваниями из других язы­ков. Именно так, например. возник­ло одно из са­мых популяр­ных в про­шлом еврей­ских имён Моисей (Моше), вос­ходящее к древнееги­петскому слову со зна­чением "ре­бёнок", "сын" (библейская легенда гласит, что пророк Моисей получил это имя в младенчестве от дочери фараона, к которой он попал волею случая). К середине V века до н. э. среди евреев получили арамейские имена.

Например, имя Эсфирь (Эстер) вос­ходит к имени вавилонской богини люб­ви и плодородия Иштар, известной у гре­ков как Астарта; его основа — слово ин­доевропейского праязыка со значением "звезда" (отсюда же английское star).

В этот период в еврейский именник пришло имя Мардохей (Мардехай), в не­сколько изменённом виде повторяющее имя верховного бога вавилонян Мардука. К началу н.э. разговорным языком евреев Палестины стал арамейский язык: к нему восходят имена Аба, Акиба, Раба, Шамай и др. В период древне­греческой экспансии и вхождения Иудеи в состав Римской империи большое рас­пространение получили греческие и римские имена.

Тем не менее, основная масса из 2 800 библейских имён имеет древнееврей­ское происхождение.

Большинство из них сегодня практи­чески вышли из употребления. Из древ­нейших, упоминаемых в первых частях Книги Бытия, ныне по-прежнему исполь­зуются лишь имена Адам, Ева (Хава), Авель (Хевель) и Ной (Hoax). Популяр­ны имена библейских патриархов: Авра­ам, Исаак (Ицхак), Иаков (Яков; второе его имя — Израиль/Исроэл) и их жён: Сарра, Ревекка (Ривка), Лия (Леа), Ра­хиль (Рахел). Почитаемы имена 12 сы­новей Иакова, ставших основателями двенадцати основных колен еврейского народа. Но распространённость и этих имён весьма  различна.

Большинство таких имён восходит к нарицательным словам древнееврей­ского языка: имя Девора означает "пче­ла", Асаф — "сборщик", Иона — "голубь", Самсон (Шимшон) — "солнечный" и т.д. Очень велико число сложных имён-фраз, как правило, имеющих религиозное со­держание: Элиягу — "крепость Бога ", Даниэль— "Бог — мой судья ", Йоханан -  "Бог милует " и т.д. Существует и не­малое число имён, восходящих к иври­ту, но не упоминаемых в Библии: Хаим и Хая, означающие "жизнь ", Иомтов — "праздник " и т.п.

Под влиянием нового языка диаспоры произношение многих имён в различных группах еврейского народа со временем изменялось. Большое влияние оказыва­ло и то, как это имя произносилось в языках окружающих народов, воспри­нявших эти имена вместе с религиоз­ной традицией (христианством или ис­ламом). Например, в среде ашкеназов, состав­ляющих основную массу еврейского на­селения Европы, древнееврейское имя Шеломо ("мирный") получило широкое распространение в форме Залман, от­ражающей немецкое произношение это­го имени. Позднее в Российской импе­рии оно стало произноситься, как это было принято у славян, — Соломон.

Древнееврейское имя Хевель, произ­носимое у восточных славян как Авель, у ашкеназов произносится на западно­европейский манер — Абель. У средне­азиатских евреев под влиянием свой­ственного местным говорам оканья воз­никли имена Авром, Рохел, Исхок, Довид, Соро, в которых легко угадать ис­конные Авраам, Рахел, Ицхак, Давид, Сара и т.д. Такие примеры многочислен­ны.

2. Значительно более активным процесс заимствования имён стал в пе­риод рассеяния. Перенимая язык корен­ного населения, представители диаспо­ры естественным образом воспринима­ли и многие элементы их именника: про­звища, способы образования уменьши­тельных, ласкательных форм имён и сами имена. Например, в обиход сред­неазиатских евреев вошли некоторые имена из арабского, таджикского и уз­бекского языков: Мурод, Ниёз, Малика, Зулайхо, Истам, Пулод и др. Особенно активными заимствования были в среде ашкеназов. Так в именник европейских евреев вошли, например, имена из ла­тыни — Гнесе (Агнесс, в свою очередь восходящее к греческому "непорочная"), Бейле ("красивая"), итальянского — Толце ("сладкая"), немецкого — Фриде ("мир"), славянских — Злата и других языков.

Некоторые имена возникли в резуль­тате перевода на идиш имён ивритского происхождения: из имени Ципора ("пти­ца") было образовано имя Фрейге; вто­рому имени царя Соломона Иедидиа ("любимый Богом") соответствовало древнегерманское Готлиб. Были созда­ны и новые имена, например, на базе идиша: Мендл "человечек", Зундл "сы­ночек" (не исключено, что они возникли в результате перевода на идиш имени Моисей); на базе славянских языков: Зейде и Бабе (от основ "дед" и "баба").

Любопытно, что последние два имени нельзя в полной мере назвать вновь со­зданными. Их появление продолжало древнюю традицию присваивания охра­нительных имён, призванных отвести от человека беду, болезнь и пр. У евреев издревле с этой целью использовались имена Хаим и Хая. Позднее в этом каче­стве выступали возникшие в идише име­на Альтер и Альте ("старый" и "старая"). Такие имена давались и в семьях, где часто умирали дети: считалось, что злые силы, пришедшие за ребёнком, обнару­жив «старого» человека, будут обману­ты и оставят его в покое.

Подобная традиция в прошлом извест­на и у славян, и у германских народов. Возможно, в данном случае мы видим наличие одинаковых обычаев у различ­ных народов, но не исключено, что попу­лярность в еврейской диаспоре имён-оберегов со значением «старый» также была результатом заимствования. Все эти имена регулярно использовались и в качестве второго компонента двусо­ставного имени.

Широкое распространение имела двуимённость: в качестве основного вы­биралось традиционное древнееврей­ское имя, а вторым, для ежедневного употребления, могло быть любое из «новопридуманных» или заимствованных имён.

Например, в среде грузинских евреев в качестве обиходных стали использо­ваться имена, принятые у грузин: имя выбиралось таким образом, чтобы меж­ду ним и национальным именем суще­ствовало хотя бы отдалённое созвучие. Поэтому человек, названный Гершоном, в обиходе мог именоваться Гурамом, Ицхак — Ираклием, Ханна — Наной и т.п.

У евреев, проживавших в западных гу­берниях Российской империи, в каче­стве дополнительного имени использо­вались как славянские имена (Бер ста­новился Борисом, Вольф — Владими­ром), так и имена других европейских народов (имя Ошер изменялось на Ос­кар, Хая становилась Кларой). Посте­пенно имена, бытовавшие у славян, ста­ли пользоваться наибольшей популяр­ностью и в качестве официальных (един­ственных). Причём, отчасти благодаря упомянутому обычаю называть новорож­дённого в честь одного из предков, одна­жды «введённое в оборот» имя, прочно обосновывалось в именнике диаспоры. Уже в XIX веке у европейских евреев ста­ли популярными имена Александр и Марк; в XX веке — Лев, Григорий и Роза (к середине XX столетия в Советском Со­юзе имена Марк и Лев встречались у ев­реев даже чаще, чем у представителей других национальностей). А в более ран­ний период такое разнообразие источ­ников пополнения именника дополня­лось и их многочисленными варианта­ми уменьшительных и ласкательных форм, которые употреблялись в каче­стве официальных именований.

Эта традиция распространялась как на традиционные еврейские имена, так и на имена заимствованные. Например, древнееврейские имена Сара и Иаков в разных диалектах идиша произносились соответственно как Сара и Сарка, Сора и Сорка, Сура и Сурка; Янкл, Янкель, Ейкл, Юкл, Копл, Якоб и Яков.

Греческое по происхождению имя Фа­ина ("сияющая, сверкающая") в идише первоначально употреблялось в форме Фане и не носило оттенка уменьшитель­ности. В говорах белорусско-украинских евреев оно стало со временем произно­ситься на славянский манер — Фаня. Возникшее в идише имя Альтер в гово­рах евреев, проживавших в Молдавии и южных землях Украины, произносилось как Олтер.

Нередко вообще заимствовались не полные, а уменьшительные формы имён, а исходные имена вовсе не были известны родителям, выбравшим это имя для своего ребёнка. Мужское имя Гец (Гетц), форма древнегерманского имени Готфрид ("Бог — защита"), у ев­реев стало официальным;  западноевро­пейские имена Фридерика, Ульрика и Ричарда в еврейской диаспоре получи­ли распространение в единой сокра­щённой форме Рика, которая стала вос­приниматься как самостоятельное имя.

И, разумеется, всё это разнообразие становилось причиной образования нео­бычайно колоритного массива еврей­ских семейных прозваний, нашедшего позднее отражение в официальных фа­милиях.

 

Процесс об­разования ев­рейских фами­лий занял не­сколько столе­тий. Он в пол­ной мере отра­зил специфи­ческие осо­бенности куль­туры и истории еврейского на­рода, а также обычаи образования се­мейных прозваний в странах прожива­ния.

Значительный пласт еврейских фа­милий составляют семейные прозва­ния, образованные от названий селе­ний, в которых ранее проживали пред­ки. В странах Центральной Европы та­кие фамилии часто образовывались в бессуффиксальной форме. Обычно фамилией становилось название род­ного города: Лихтенштейн, Эренбург, Ауэрбах, Ландау, Франкфурт и т.д.

Эта традиция сохранилась и в землях Восточной Европы. Фами­лиями стали названия таких горо­дов, как Кобрин, Брагин, Туров, Тульчин и др. Для большинства ев­ропейских евреев на протяжении нескольких столетий главным язы­ком общения был идиш (один из германских языков). Это нашло от­ражение и в географических фами­лиях: очень большое распростра­нение получили фамилии, образо­ванные в обычной для немецкого языка и, соответственно, для иди­ша форме: с суффиксом -ег, при­бавляемым к названию селения.

В славянских же землях посте­пенно большое распространение получили традиционные для этого региона формы географических фамилий с окончанием на -ский, а также образованные от ойконимов при помощи славянских патрони­мических суффиксов -ов, -ин, -ович или при помощи суффикса -чик.

В целом географические еврей­ские фамилии могут нарисовать довольно подробную «карту» диас­поры: Парижер, Люксембург, Бер­лин, Боннер, Лурье (считается, что фамилия восходит к названию го­рода Launa на юге Италии), Молдавер, Венгеров, Поляк (Полак), Познер (от названия польского города По­знань), Смоленский, Усвяцов (от назва­ния местечка Усвяты, расположенно­го на территории современной Псков­ской области на берегах реки Усвячи), Слонимчик, Немировский (г. Немиров Винницкой обл.) и т.д.

Некоторые фамилии указывали во­обще на название земель, откуда при­был новосёл: Тайц, Ашкенази — выхо­дец из земель Германии (в идише «Германия» — Тайц, в иврите — Ашкенази; кроме того, Ашкенази и Ашкинази — древнееврейское имя, которое могло быть присвоено новорождённому сыну по традиции и безотносительно к мес­ту проживания семьи), Ойстрах (от нем. Osterreich) — выходец из Австрии и т.д.

Другой многочисленный пласт еврей­ских семейных прозваний составляют фамилии, образованные от названия профессии предка.

Законы большинства европейских го­сударств запрещали евреям приобре­тать землю в собственность. По этой причине в диаспоре на протяжении мно­гих веков развивались в основном город­ские ремёсла, хотя встречается среди евреев и фамилия Баер (нем. Bauer — крестьянин), Аккерман (нем. Acker­mann) — земледелец). Многие профес­сиональные фамилии отражают быто­вавшие в идише и немецком языке на­звания профессий: Векслер (меняла),  Меклер (маклер),  Маркитант и Маркитан,  Киржнер и Кирзнер, Кушнер и Куш-нир (из немецкого Kurschner — скорняк),  Шнайдер (нем. Schneider — портной),  Кучер, Фурман (нем. Fuhrmann — извоз­чик), Фабрикант, Циммерманн (нем. Zimmermann — плотник), Фишер (рыбак).

Большое распространение получили у евреев и фамилии, восходящие к на­званиям профессий, бытовавшим в сла­вянской среде: Винокур и Винокуров, Блинник, Водовоз, Спивак,  Рыбаков, Злотник (ювелир), Шкляр (стеклодув), Крамник (лавочник), Ботвинник (зелен­щик), Тютюнник (табачник), Цирюльник, Аптекарь и др.

Те же профессиональные фамилии, которые восходят к исконно еврейским названиям профессий, как правило, связаны с религией. Таковы, например: Каган, Коган, Каганов, Каганович,  Леви,  Левитан, Левинсон и т.п. (от названий коген — священник и леви — левит), Меламед (учитель),  Хазан,  Хазанов, Хазановский (кантор) и др.

Многие потомки раввинов носят фа­милии Рабин, Рабинов и Рабинович. Ну, а фамилия Подрабинек (в последние ме­сяцы она стала в России очень извест­ной в связи с оголтелой кампанией прокремлёвского движения «Наши» против журналиста и правозащитника Алексан­дра Подрабинека) означает просто "по­мощник раввина".

В Речи Посполитой такие фамилии (точнее их основы) нередко переводи­лись на латынь. В результате дети хазана могли получить фамилию Канторович или Кантор, потомки когена — Каплан, Капланов, Каплун (искажённое под вли­янием польских говоров слово капеллан, из латинского capellanus). Из перевода на русский язык фамилии Меламед воз­никла фамилия Учитель. Другая «школь­ная» фамилия — Школьник — возникла как калька фамилии Шульман, которая в переводе с идиша означает буквально "служитель храма или школы".

Нередко к фамилии добавлялся ком­понент -манн/-ман (мужчина) даже в том случае, если в самом названии профессии он отсутствовал. Так, наряду с фамилией Шустер (сапожник) существует фамилия Шустерман.

Большое распространение у евреев получили традиционные для народов Европы и Азии фа­милии, образованные от имени родоначальника.

При этом разнообразие ис­точников происхождения еврей­ских имён и их обиходных форм было дополнено раз­личными вариантами фамиль­ных формантов. Таковы, напри­мер, славянские суффиксы -ов, -ев, -ович и -ский, которые мог­ли прибавляться к полной или уменьшительной форме имени. Весьма часто к имени главы се­мейства при образовании фами­лии добавлялся формант  -сон или -зон (сын).

Например, от различных форм имени Иосиф возникли фамилии Иосифович, Езафович, Иозефович, Иоселев, Иоселевич, Иосельсон; от имени Мои­сей — Мовшович, Москович, Мошес, Мошкович; от имени Вольф (волк) — Вольф, Вульф, Вульфов, Воль­фович и Вульфович. В качестве фами­лии могло использоваться и имя с до­бавлением уменьшительного суффикса –чик (Абрамчик, Рубинчик, Яковчик и др.) или же имя без добавления какого-либо суффикса (Ашкинази, Барух, Гершон, Пинхас, Эфрон и т.д.).

Таким же образом в фамилиях евро­пейских евреев сохранились и прозви­ща, которые, как правило, восходят к ивриту: Шор (вол), Иоффе (красавец); к идишу: Ланг (длинный), Фамилиант (старший сын, имеющий право женить­ся; это название вошло в обиход в пер­вой трети XVIII века в Богемии и Моравии, когда австрийские власти приняли «Закон о фамилиантах», ограничивающий права местных евреев на вступление в брак), Финкель (зяблик) или же к славянским языкам: Сивак, Чёрный, Белый и Бе­ленький, Новик и Новиков,  Лобач,  Поздняк,  Примак и Примаков.

К немецкому языку восходят некото­рые еврейские фамилии, которые были сочинены немецкой администрацией в XVIII веке. Особенно большое распрост­ранение такая практика получила в зем­лях Галиции, присоединённых к империи Габсбургов в 1772 г., после первого раз­дела Речи Посполитой. Вошедший на австрийский престол Иосиф II в 1781 г., издал указ, разрешавший евреям зани­маться «любыми ремёслами и искус­ствами», арендовать земли для занятий земледелием и т.д., а в 1785 г. — закон о переходе евреев наравне со всеми граж­данами Австро-Венгрии под государ­ственную юрисдикцию. При этом им предписывалось оформить документы с обязательным указанием фамилии. Но местная бюрократия организовала эту процедуру таким образом, что выбор фамилии зависел и от суммы вознаграж­дения. При уплате неофициальной «по­шлины» чиновник записывал «красивую» фамилию. Если же «получатель фами­лии» по каким-либо причинам отказы­вался давать взятку, то и фамилия для него обычно выдумывалась самая неве­роятная. Тем не менее, и те и другие фа­милии часто представляют собой до­вольно причудливые словосочетания или схожи с географическими фамилиями: Драхенблут (кровь дракона), Розенштейн (розовый камень), Эзельскопф (ослиная голова), Гольдберг (золотая гора), Берштейн (медвежий камень), Гольдштейн (золотой камень), Гринберг (зелёная гора), Розенштром (поток роз), Трахтенберг (мыслящая гора) и т.п.

Ещё одной особенностью еврейской традиции является большая распрост­ранённость фамилий, образованных от женских имён. Существуют различные объяснения этого факта, но все они под­чёркивают особую роль, которая издрев­ле отводилась еврейскими законами матери. Такие фамилии обычно образо­вывались при помощи славянских суф­фиксов -ин, -ович, -ич: Минкин (обиход­ная форма имён Мина и Мирьям), Ривкин (Ривка — Ревекка), Тамаркин и др.

Довольно часто при образовании фа­милий от женских имён использовались суффиксы -ес, -ис, -иц, отражающие окончание родительного падежа в иди­ше и немецком языке: Златкис, Хайкес, Гитлиц (Гите из немецкого Gute "пре­лесть") и т.д. Значительно реже исполь­зовался имеющий происхождение в не­мецком языке компонент -кинд (дитя, ребёнок), порой подменяющий славян­ский суффикс -ин, и -зон/сон.

Тем не менее, существуют фамилии, в которых они сохранились. Например, от библейских имён образованы фами­лии Иткинсон (двойная суффиксация: Итка, т.е. Юдифь + ин + сон), Циперсон (Цепора—Сепфора); от имён на идише: Бейлинсон (Бейле + ин + сон), Зюскинд и Зискинд (буквально "сладкое дитя") и другие.

И, наконец, существует ещё одна не­обычайно интересная группа еврейских фамилий — фамилии-аббревиатуры. Уже в период раннего средневековья в еврейской диаспоре возникла традиция, согласно которой неко­торые семейные про­звания стали образовы­ваться в форме аббре­виатур. Так, например, появилось прозвания Кац, состоящее из пер­вых букв словосочета­ния коген цедек (цадек, цадик), означающего "праведный коген" (под­разумевалось "потомок праведного когена"), Сагал, Сегаль, Шагал, Сагалович — от выраже­ния сеганлеви: "помощ­ник левита".

Другие фамилии включали имя или начальную букву имени особо уважаемо­го предка и компонент со значением "сын" — Бар или Бен: Бен-Аарон, Бар­дов (вторая часть являет собой первый слог имени Давид), Баш (бен Симеон); или же представляли собой более слож­ные конструкции: Рошаль (рабби Шеломо Лурье), Брик (бен рабби Иозеф Ко­ген) и т.п. Эти прозвания позднее и по­лучили статус официальных фамилий. В среде других групп еврейского на­рода фамилии образовывались соглас­но традициям, принятым в стране про­живания.

Например, у грузинских евреев встре­чаются фамилии Аронашвили, Ицхакишвили и т.п. У горских евреев фамилии в большинстве своём образованы по об­щероссийской традиции: Абрамов, Гаврилов, Рафаилов и др. Но в Азербайджа­не под влиянием местной тра­диции к фамилии мог добавлять­ся и компонент -оглу: наряду с фамилией Анисимов (от имени Нисим, изменённого под влия­нием более распространённого имени Анисим), существует и фамилия Нисим-оглу.

У бухарских евреев фамилии чаще образованы от имени или прозвища предка (Мусаев, Пинхасов, Юсупов и т.д.), небольшое число фамилий восходит к на­званиям родных селений.

У крымских евреев фамилии отличаются большей пестротой языковых основ: от древнеев­рейских (Ашеров, Урилевич, Реби), а также восходящих к сефардскому, тюркским языкам и (совсем редко) к идишу.

Интересно, что в среде евре­ев, приезжающих на постоянное место жительства в Израиль, нередко происходит смена фа­милий (как и имён), как правило, путём перевода старой фамилии на ив­рит.

Этот процесс продолжается и в насто­ящее время, внося дополнительное раз­нообразие в  и без того пёстрый состав еврейских фамилий.

 

 

Литература:

Дубнов С.М. Краткая история евреев. М.,1996;

Системы личных имён у наро­дов мира. М., 1989;

Справочник личных имён народов РСФСР /Под ред. А.В.Суперанской, Ю.М.Гусева. М., 1987;

Суперанская А.В. Ваше имя? М., 2001;

Унбегаун Б.О. Русские фамилии. М., 1995.

 

 

 

 

В.О. Максимов

Генеральный директор

ИИЦ «История Фамилии»

член Совета Общества любителей российской словесности


Главная