Из истории украинских антропонимов

 

Украинская антропонимическая сис­тема представляется собой интересней­шее явление восточносла­вянской и в целом сла­вянской антропонимии. Это неудиви­тельно, если вспомнить, какой слож­ной на протя­жении столе­тий была судь­ба тех самых украин (т.е."окраин"), часть которых позднее в несколько этапов была объединена в единое государство.

Существует несколько этнографиче­ских групп украинского народа, из кото­рых учёными более всего изучены: в Карпатах — бОйки, гуцулы и лЕмки; в По­лесье — литвины и полищуки. Ещё в XIX веке лемки, гуцулы и бойки называли себя русинами. Литвины не относили себя ни к украинцам, ни к белорусам и, хотя называли себя «народом руським», «руськими», но и не считали себя принадлежащими к «москалям», т.е. великороссам. В настоящее время существуют фамилии Русин, Русинов, Русин­ко, Русинский, Русняк, Руський, Лемко, Лемцьо, Лемчик, Гуцул, Гуцулов, Гуцуляк, Гоцул, Гоцуляк, Бойкевич, Бойко, Бойк\в и Бой­ков, Бойчак, Бойченко, Бойчук и др., многие из которых сохрани­ли упоминание о национально­сти предка. Но, несмотря на на­личие большого числа диалектов и других особенностей, в целом украинский именник во всех зем­лях будущей Украины развивал­ся по общим законам.

С принятием христианской ре­лигии основой именника всех во­сточных славян, в том числе и предков украинцев, стали крес­тильные имена, записанные в святцах. Разнообразные обиход­ные формы этих имён сохрани­лись в основах современных фа­милий. Например, только от имени Василий (в западных го­ворах под влиянием польского языка употреблялось и в форме Базиль) были образованы десят­ки фамилий: от распространён­ных (Василенко и Васильчук) до редких (Васик, Василашко, Василега, Василишин, Васійчук, Васюхно, Ващишин, Базик, Базилев).

Однако, как и у всех восточных сла­вян, ещё в XVII веке у украинцев широкое распространение имели мирские име­на. Даже украинский гетман Зиновий Михайлович Хмельницкий (1595-1657) был более известен и вошёл в историю под своим мирским именем — Богдан. В качестве мирских имён могли использо­ваться практически любые названия (жи­вотных, птиц, рыб, насекомых, расте­ний, различных предметов и т. д.).

Об этом напоминают современные фамилии Медведенко и Вовк, Воронич и Дрозденко, Блошенко и Комарович, Капустенко и Редько, Дудка и Стакан и другие. Очень популярными и разнооб­разными были прозвища: Довгань, Голо­вань и Горбань; Билоштан, Красноштан и Сироштан и др. Существует и немало прозвищ (особенно двусоставных), ко­торые можно назвать самыми настоя­щими загадками: Варивода и Паливода, Непийпиво и Непийвода, Загнибеда (в украинском написании Загнибіда) и Закривисундук. О том, как образовывались такие прозвища, можно судить лишь по немногим сохранившимся до наших дней свидетельствам современников. Например, известно, что прозвище Ва­ривода давалось необычайно капризно­му и придирчивому человеку, а прозви­ще Паливода означало "сорвиголова". Ещё в начале XX века в говорах жителей Змиевского уезда Харьковской губернии прозвище Загнибеда означало "скупец". Сложнее, а порой и невозможно объяс­нить происхождение таких прозвищ, как Закривисундук, Печиборщ, Товчигречка, Убийвовк, Лупирыба и др. Так что нельзя не признать, что шутить в те времена умели и делали это весьма утончённо и замысловато...

Личными именованиями становились в старину и профессиональные прозви­ща. Об этом напоминает огромное чис­ло фамилий: Швец, Ткач, Богомаз ("ико­нописец"), Гончар, Рыбалка, Дубограй или Дуботолк (помощник скорняка, растиравший и замачивавший кору дуба для дубления кож), Коновалюк и др. Ча­сто такие фамилии отражают названия профессий, пришедшие через польский язык из немецкого: Кучер и Кучеренко (нем. Kutscher), Стельмах и Стельмащук ("каретник"; Stellmacher), Фурман и Фурманенко ("кучер, извозчик"; Fuhrmann) и др.

Большое распространение на Украи­не получили прозвания, образованные от названия родного селения или мест­ности: Туровец, Волыняк (выходец с Во­лыни), Подоляка (с Подолья), Бережный (из селения Бережки, Бережное), Загородний, Охтырченко (укр. название Ох­тирка) и др. Особо престижными счита­лись фамилии, образованные при помо­щи суффикса -ский/-цкий. Поэтому со временем подобные фамилии стали об­разовываться и непосредственно от имени родоначальника. Именно так по­лучил свою фамилию предок компо­зитора Петра Ильича Чайковского, звавшийся Чайкой. Отец графа Ра­зумовского носил прозвище Розум, но его сын стал именоваться более престижной фамилией. Украинские фамилии отличаются большим числом форм, характерных для определённых регионов. Напри­мер, упомянутые выше фамилии Василишин и Ващишин образованы от прозвания матери по имени отца: Василиха или Ващиха (первое обра­зовано от имени Василий, а второе от его обиходной формы Вашко). На Украине они более всего популярны в западных (Тернопольской, Львов­ской, Ивано-Франковской, Волын­ской) областях, в прочих же землях нечасты. А в России они нередки на Кубани. Это может быть объяснено тем, что в фамилиях потомков запо­рожцев, переселившихся в конце XVIII века на Кубань, лучше сохранились традиции именования, некогда в ук­раинских говорах широко распрост­ранённые. Но позже в центральных областях Украины такие фамилии стали редкими. В России же от про­звания матери Василиха обычно об­разовывалась фамилия Василихин.

Другую оригинальную традицию отражают фамилии с окончанием на -еня: Прохореня, Абраменя, Анисеня, Герасименя, Ильеня, Лукареня, Мартишеня и др. Они более всего популярны в северо-восточных об­ластях Украины и на юго-востоке Бе­лоруссии (т.е. в среде литвинов) и обыч­но отражают обычай именования жены по мужу: жена Кондратия — Кондратеня, жена Прохора — Прохореня и т.д. Но в других землях в такой форме употреб­лялись и сами крестильные имена. На­поминание об этом — русская фамилия Васенин (Васеня — Василий) и возник­шие в западных областях Украины фа­милии Яценюк (Яценя и Яков) и Проценюк (Проценя — Прокофий).

Очень популярны фамилии, образо­ванные в бессуффиксальной форме от имени или прозвища главы семейства (которое могло быть образовано и при помощи какого-либо суффикса): Федько, Лысак, Дудка, Матейчик и др. Но глав­ными признаками украинского проис­хождения, хотя и не совсем оправданно считается оформление фамилий суф­фиксами -ук/-юк и -енко (они весьма по­пулярны и у белорусов). Оба этих суф­фикса употреблялись в значении "ма­ленький", "сын такого-то" и даже "уче­ник". Такие фамилии, как Ткачук, Бон­дарчук, Максимчук, Федорчуки др., воз­никали исключительно в западных обла­стях, а фамилии, оформленные суф­фиксом -енко, широко распространены на всей территории Украины.

В России судьба украинских фамилий сложилась по-разному. Некоторые из них сохранились без изменений. Как правило, это фамилии тех украинцев,  кто переселился в Россию в конце XIX — начале XX в., когда фамилии уже по­лучили официальное оформление. По­этому в настоящее время в России встречаются и такие фамилии как Тымкив, Маркив, Яцкив, Фильваркив, отра­жающие украинский вариант произно­шения притяжательных прилагатель­ных, каковыми и являются аналогичные русские фамилии Тимков, Марков, Яцков и подобные. Многие такие фами­лии были со временем русифицированы. Например, фамилии Пидгорний и 1 Польовый в большинстве случаев пре­вращались в Подгорный и Полевой, Охтырченко в Ахтырченко и т. д.

Довольно часто к фамилии добавлялся традиционный русский «фамильный» суффикс -ов. В результате возникли фамилии Антощенков, Панасенков, Пилипенков и др. Однако не следует ду­мать, что все такие фамилии — непре­менно результат позднейшей русифи­кации.

Семейные прозвания с окончанием на -енков уже по документам XVI века отмечаются не только в западных и юж­ных русских землях (что легко объясни­мо миграцией), но и в центральных и даже северных: 1539 г. — Истома Блаженков, землевладелец Богородицкого погоста на Новгородчине; в 156б г. — Селянин Иванов сын Беленков, москов­ский дворянин; в 1607 г. — Второй Чистенков, ярославский гость ("купец"). А в упоминавшемся уже Реестре нередки такие записи, как «Андрей Мисков па­сынок», «Федко Юсков зять», «Степан Празниченков зять» и др. Так что такая форма именования ещё в середине XVII века была известна и украинским гово­рам, — во всяком случае, существовала в говорах запорожского казачества. А формы прозвищ Подгорный и Полевой издавна бытовали и в русских землях.

Тем не менее основная масса фами­лий украинского происхождения легко узнаваема и не теряется в среде рус­ских фамилий.

 

 

В.О. Максимов

Генеральный директор

ИИЦ «История Фамилии»

член Совета Общества любителей российской словесности


Главная